Православное пастырство: развеиваем дымовые завесы. Часть 2. Смыслы и домыслы

Московская Сретенская Духовная Семинария

Православное пастырство: развеиваем дымовые завесы. Часть 2. Смыслы и домыслы

485




Часть 1. Факты

«Глазами смотрят, и не видят» (Мк. 4: 12)

Первое утверждение в статье уважаемых собеседников сразу вызывает недоумение: «Статья прот. Вадима Леонова называется “Православное пастырство и попытки его обновления”. Из названия следует, что для автора существуют два лагеря: одни на стороне православной традиции, другие – на стороне ее обновления». Зачем приписывать отцу Вадиму примитивное мировоззрение: якобы «для автора существуют два лагеря»? Понятно, что с таких позиций удобно «опровергать» оппонента, но только для окружающих это «сражение» уважаемых авторов с фантомами и миражами своего сознания выглядит странным и неубедительным. Давайте внимательно и непредвзято перечитаем название статьи: «Православное пастырство и попытки [множественное число] его обновления». Где здесь сказано о двух лагерях? Уважаемые собеседники совершают классическую ошибку non sequitur.

В статье отца Вадима обозначены три подхода к преподаванию пастырства: 1) академический, мало соприкасающийся с реальностью; 2) исследовательско-практический, который реализовывался во времена ректорства митрополита Тихона (Шевкунова) и 3) медийно-психологический, который предложен новым руководством Сретенской семинарии.

Дальнейшие пространные рассуждения, в которых уважаемые отец Павел и отец Стефан пытаются доказать, что они не «обновленцы», еще более удивительны, поскольку в названии статьи фраза «попытки обновления» использована автором в прямом смысле, без подтекста. Если уважаемые отцы увидели здесь указание на их симпатии к обновленчеству («мы… не согласны на то место “пришедших” и “обновляющих”, которое нам в статье отводится»), это странно, ибо в статье об этом не говорится и автор этого даже не предполагал.

«Осторожно! Заминировано!»

Если говорить о стиле рассуждений, то фейсбучная манера с акцентом на публику выглядит не вполне уместной при обсуждении церковных тем, но здесь ничего не поделать. Стиль у всех индивидуальный, как и почерк, поэтому готовы воспринимать содержание в любых форматах высказываний.

Более значимо другое: статья уважаемых авторов переполнена массой словесных подмен, смещений смысловых акцентов и иных манипуляций с авторским текстом отца Вадима, в ходе которых делаются абсурдные суждения, которые «логично» ему приписываются. Понятно, что полемизировать с карикатурными образами гораздо проще, чем с реальными людьми. Для рассмотрения и комментирования всего этого «богатства» фантазий понадобилось бы слишком много места, кроме того это было бы малоинтересным чтением, поэтому ограничимся только парой примеров.

1. «Обосновывая нецелесообразность изучения психологических и других дисциплин, отец Вадим пишет: “для формирования подобных специалистов необходимо концентрированное и достаточно долговременное изучение соответствующей профессиональной сферы деятельности. Скорее всего, все сведется к подготовке поколения профанов”». В цитате отца Вадима речь идет о подготовке специалистов («квалифицированных психологов или журналистов, PR-менеджеров»), а уважаемые авторы переносят это утверждение на изучение дисциплин. Это очевидная подмена предмета дискуссии и искажение авторской позиции.

2. В разделе о необходимости PR-подготовки священников уважаемые авторы сначала сближают два понятия «приведение людей к Богу» и «работу с людьми», что уже содержит смысловые искажения: «Хочется задать встречный вопрос: а какой есть новооткрытый метод “приведения людей к Богу” помимо работы с людьми?». Здесь можно ответить, что «новооткрытый», а точнее – православный «метод» иной – через свидетельство о Боге своей жизнью, своим личным подвигом, посредством Божественной благодати. Этот способ никакого отношения к секулярным представлениям о «работе с людьми» не имеет.

Православный «метод» – иной: свидетельство о Боге своей жизнью. И это не секулярная «работа с людьми» по их «приведению к Богу»

А дальше уважаемые авторы встраивают в этот ряд и понятие PR – «связи с общественностью»: «Пастырь должен уметь налаживать связи с общественностью, ведь кто, если не общественность, его паства? И это напрямую связано с миссионерской деятельностью, поскольку продвижение слова о Христе возможно, когда состоялась коммуникация, контакт с человеком или группой лиц (собственно общественностью). Связи с общественностью и есть одна из самых естественных, традиционных форм проповеди и одна из самых древних не только в новозаветное время, но и с начала человеческой истории».

Похоже, авторы не осознают, что в результате миссионерской деятельности к Богу приводят не «общественность» (обезличенную массу индивидов), а конкретных людей-личностей. Отдельные индивиды в общественной массе PR-технологам не интересны. Весьма показательно одно из широко распространенных определений PR-деятельности: «Связи с общественностью, PR (англ. Public Relations) – технологии создания и внедрения при общественно-экономических и политических системах конкуренции образа объекта (идеи, товара, услуги, персоналии, организации – фирмы, бренда) в ценностный ряд социальной группы, с целью закрепления этого образа как идеального и необходимого в жизни»[1]. Речь идет о манипуляции общественным сознанием, что является одной из форм использования людей в своих целях. Очевидно, с христианством эти технологии нравственно несовместимы.

Подобных странных смысловых искажений в статье уважаемых авторов много. Поэтому мы лишь ограничимся пожеланием для всех читателей: постарайтесь прочитать статьи отца Вадима и уважаемых авторов в полном объеме и в той последовательности, как они выходили, тогда картина дискуссии и позиции авторов будут значительно более прозрачными.

Argumentum ad hominem[2]

К сожалению, уважаемым авторам не удалось удержаться от перехода на личности, что несколько огорчает, но не станет препятствием для нашего дальнейшего диалога. Приведем один пример: «Отец Вадим принимал непосредственное участие в программе практических занятий совместно с психологами, задача которых – дать знания и выработать умения, навыки для проведения индивидуальных бесед с разными коммуникативными пастырскими задачами… и на тот момент у отца Вадима замечаний не было».

Это классический вариант ложного аргумента ad hominem tu quoque, когда пытаются доказать, что оппонент сам действует вопреки своему же аргументу. Почему аргументы такого типа ложные? Потому что независимо от особенностей личности предъявленный им аргумент может быть как истинным, так и ложным. В данном случае уважаемые авторы пытаются апеллировать к факту взаимодействия отца Вадима с психологами в рамках семинарского образования и тем самым думают обесценить его аргументацию в статье. Здесь имеет место двойная ошибка.

Первая, как было сказано выше, заключается в том, что переход на личности не имеет доказательности. А второй – что даже этот переход сделан, простите, безграмотно. Если бы отец Вадим призывал в своей статье, с одной стороны, избегать психологов, а с другой – всячески с ними сотрудничал, то уважаемые отец Павел и отец Стефан могли бы хоть и не с точки зрения логики, но с точки зрения обыденного сознания как-то упрекнуть его. Но в том-то и дело, что отец Вадим нигде не заявлял, что психологов нужно избегать и что он их сторонится. В его статье ясно сказано: «Поскольку я занимаюсь православной антропологией, которая вызывает интерес у многих психологов, то мне приходится постоянно взаимодействовать с ними в самых разных форматах (конференции, семинары, сотрудничество в решении общих проблем и т.д.)». Отец Вадим сторонник того, «чтобы на пастырском отделении магистратуры изучалась современная пастырская проблематика и на основе этого разрабатывались и внедрялись в приходскую жизнь (при необходимости – и в учебный процесс бакалавриата) методы и средства пастырской помощи, твердо основанные на святоотеческом опыте, с привлечением достижений гуманитарных наук (психологии, педагогики, психиатрии, социологии)». Это подтверждается и прежним учебным планом, где присутствует психология.

Однако в процессе взаимодействия «необходимо четкое соблюдение профессиональных границ, осознание христианской иерархии ценностей и осуществление церковных приоритетов. Как философия и филология – это “служанки” богословия, так и психология – это “служанка” в пастырской деятельности, и не дай Бог ей превратиться в “госпожу”». Именно ради того, чтобы были соблюдены «профессиональные границы», «церковные приоритеты» и «служанка» не превратилась в «госпожу», отец Вадим присутствовал на всех занятиях психологов с семинаристами и вносил – достаточно часто – существенные коррективы. Здесь дело не в каком-то любопытстве отца Вадима, а в пастырском и преподавательском долге помогать студентам в знакомстве с теми неоднозначными сферами, где их личной компетенции явно недостаточно.

Административное воздействие

Уважаемые авторы упрекают отца Вадима за то, что он инициировал общественную дискуссию по теме особенностей преподавания православного пастырства на примере преобразований в Сретенской семинарии, «на что, к слову, отца Вадима никто не уполномочивал». Признаемся, нам казалось, что время «уполномоченных» осталось в атеистическом прошлом.

Уважаемыми авторами делается предложение поговорить «со своими же давними соработниками по СДС лицом к лицу. Спокойно, по-пастырски терпеливо и рассудительно. Ради “конструктивной дискуссии на важную церковную тему”». Приведенные слова были бы правомерными, если бы отец Вадим все время молчал об этих проблемах, а затем выложил их в общественное пространство.

Однако всё было совсем иначе. После Ученого совета, состоявшегося 13 февраля, на котором отец Павел огласил новые ценности пастырского образования (психология и медиа), отец Вадим направил ему лично объемное письмо (16 февраля), где подробнейшим образом изложил свою обеспокоенность. В ответ 17 февраля он получил от отца Павла ответ, состоящий из нескольких коротких фраз, где была предложена личная встреча. Встреча состоялась, общий смысл ее такой: «не стоит беспокоиться, всё будет хорошо». Аналогичная встреча прошла и с глубокоуважаемым владыкой ректором. Отец Вадим искренне надеялся, что обозначенные проблемы будут учтены хотя бы частично, но на презентации новооткрытой кафедры «Пастырское душепопечение» все эти идеи были не только заново озвучены без каких-либо изменений, но и осуществлены: священников, психологов и журналистов объединили на одной пастырской кафедре.

После этого стало очевидно: кулуарные разговоры не имеют особого значения. Учитывая и то обстоятельство, что Сретенская семинария имеет системообразующее значение для духовного образования в Московском регионе и ее изменения не только эхом, но реальными преобразованиями отразятся в жизни других семинарий, отец Вадим счел своим долгом инициировать общественное обсуждение данной темы. Судя по тому, как много людей откликнулось на нее, данная инициатива не была напрасной.

Братские пожелания

1. Психологизация пастырской деятельности уже несколько десятилетий является проблемной областью для западного христианства. Несмотря на то, что в католических семинариях и протестантских учебных заведениях психологии уделяется внимания гораздо больше, чем в православных, это не привело к возрождению духовничества в какой-либо конструктивной форме. Наоборот, на данный момент фиксируется усиливающееся пренебрежение к исповеди в римо-католицизме, что открыто признано еще в 2011 году папой Бенедиктом XVI[3]. Западных христиан можно понять: если общение со священником вырождается в сеанс психологического консультирования, то лучше пойти к профессиональному психологу, чем к человеку, для которого данный род деятельности не является основным.

Замещение духовной работы психологической помощью десакрализует пастырское попечение

Замещение духовной работы психологической помощью приводит к тому, что «сегодня пастырское попечение во всем мире десакрализуется и деклерикализуется. Процесс этот может идти разными путями. Англосаксонский (протестантский) вариант предполагает акцент на психологическом и зачастую даже внерелигиозном аспекте пастырского попечения. Профессиональная подготовка по соответствующим специальностям включает в себя значительное количество клинической практики и масштабную теоретическую подготовку в области психологии и психотерапии»[4]. Поэтому предлагаем отцу Павлу и отцу Стефану тщательно ознакомиться с результатами психологизации пастырского служения в других странах, прежде чем внедрять нечто похожее в Сретенской семинарии.

2. Уважаемым авторам предлагаем также изучить уникальный опыт Хабаровской духовной семинарии, где с 2011 по 2015 год была предпринята серьезная попытка психологизации пастырского образования. Для этого приглашались известные психологи из Москвы и Санкт-Петербурга, были внесены существенные изменения в учебный план, но в результате от этого эксперимента сами его инициаторы отказались. Возвращение к традиционной семинарской программе произошло не по причине каких-то административных изменений, давлений или финансовых проблем[5].

Мы призываем наших уважаемых собратьев и собеседников – отца Павла и отца Стефана – не повторять чужих ошибок, а прежде всего изучать и развивать то сокровище, которым обладает Православная Церковь, сфокусироваться на главном и не рассеиваться на второстепенное, в какой бы яркой упаковке оно ни предлагалось. Красивые и новомодные слова могут сильно увлечь, но в реальности оказаться миражами, в погоне за которыми становится ясно, что существенные изменения от многократного произнесения «халва, халва…» не происходят.


Протоиерей Вадим Леонов,
кандидат богословия, доцент Сретенской духовной семинарии;
Иеромонах Иоанн (Лудищев),
проректор Сретенской духовной семинарии с 2005 по 2018 гг.




[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/Связи_с_общественностью.

[2] Argumentum ad hominem (от лат. «аргумент к человеку») – логическая ошибка в рассуждениях, при которой аргумент оппонента опровергается не контраргументом, а указанием на характер, мотив, поведение, поступок или другой атрибут лица, приводящего аргумент.

[3] Бенедикт XVI озабочен растущим пренебрежением католиков к исповеди // https://sedmitza.ru/text/1990891.html.

[4] Краткий обзор данных тенденций в западной пастырской деятельности содержится в статье преподавателя ПСТГУ: Алексин К.В. Пастырское попечение как дисциплина и направление подготовки // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2018. Т. 19. Вып. 3. С. 240–248.

[5] Об этом частично рассказал архиепископ Ефрем Биробиджанский на пастырском семинаре 10 июня 2020 года (https://priest.today/news/sostoyalsya_pervij_online_seminar_po_pastirskoj_asketike).



Новости по теме

Православное пастырство – это живая традиция. Ответ на статью прот. Вадима Леонова «Православное пастырство и попытки его обновления» В продолжение дискуссии о пастырском образовании предлагаем опубликованный на сайте Pravoslavie.Ru ответ прот. Павла Великанова и свящ. Стефана Домусчи на статью прот. Вадима Леонова с подробным разбором недоумений.